подъем

ужасно лень, но стоит попробовать описывать свои ощущения почаще. так сказать, для формирования клинической картины.

сегодня было не столько бодро, сколько нервозно весь день, видимо сказывалась как-то погода, поэтому к расширенным зрачкам и пульсации постепенно прибавилась головная боль. успела за день кучу всего, после бассейна случилась небольшая смеховая истерика, но в целом, от плавания попустило. возвращаясь домой под мокрым почти весенним снегопадом хлопьями, буквально зависла под фонарем, ощущая, как приземляются крупные острые снежинки на лицо, губы. кусают щеки, цепляют в губы и потом с покалыванием тают. и дико танцуют в свете фонаря. очень остро ощущала себя в этот момент живой. и счастливой. очень сильное и классное чувство

Давайте помечтаем?

Давайте.

Я мечтаю снова радоваться солнечному дню, свежему ветру, шуршащей листве под ногами, новому дню, заваренной чашке кофе, нелепым и разным встречным людям в сером и в разном, первому снегу, новым знаниям и открытиям, чуду узнавания языка и сложения букв в слова. Я очень мечтаю хотеть сидеть в дождливый день под теплой лампой в Риме с бокалом вина и глядеть на Пантеон в предзакатном свете, видеть улыбки родных и не очень, бежать, плыть и стремиться, гореть целью, плакать, когда не получается, собираться с силами и идти дальше.

Но я не могу этому радоваться сейчас, меня успокаивает только этот внезапный снег, который как метафора пелены, отделившей меня от всех этих чувств и радости. Я уже была в Риме и много где была, уже читала какие-то книжки и видела этих людей, уже были и ветер и море и солнце, и радоваться и мечтать об этом у меня нет сил. Хочется только плакать. Смотреть на свое лицо уже тоже не хочется. Я не люблю грустных и ноющих людей. Я не люблю себя? Нет, скорее раздражаю. А еще я боюсь. Боюсь общего и частностей, но больше всего, что я больше не захочу, не смогу радоваться, не почувствую вкус кофе и коричневого сахара, не встану.

Я всегда была уверена, что человек, не умеющий мечтать, обречен на жалкое существование. Ну вот я и попала в собственную ловушку.

отложенные радости

вот скажем, любите вы волейбол. не играли пару, а то и подольше - лет, но потенциально любите. тем более летом, тем более на пляже.

или лыжи - не умеете кататься, но надеетесь и верите, что рано или поздно встанете на них, помучаетесь месяц другой, но потом-таки проедете по искрящемуся склону где-нибудь в Тироле или итальянской части Альп. да ладно, хотя бы в Сочи.

хотя, впрочем, зачем далеко ходить - вот хотите вы бегать и любите это (но ленитесь), но при этом, упорно регистрируетесь на забеги в надежде собрать волю в кулак и хоть немножко, но преодолеть себя.

а потом случайное неудачное движение в танце на вечеринке - человек какая-то ужасно хрупкая и глупая конструкция - и вдруг непоправимо далеко оказываются от тебя все эти простые и такие доступные радости: бегать прыгать кататься на лыжах играть в волейбол встать на водные лыжи возобновить наконец занятия конным спортом.. для всего этого решиться надо на 6 месяцев пыток.

но для начала бы начать просто нормально ходить. а самое сложное, не искать в этом во всем какой-то кары и возмездия от вселенной. а просто принять, что все упущенное и все ошибки происходят только по собственной лени и глупости

дорогие мои встречные

у меня есть странная особенность, как говорит моя прекрасная подруга Ксения Граицкая: привлекать к себе и узнавать странные истории престранных людей. она же мне говорит, что обо всех подобных встречах непременно надо писать, желательно книжку. я же на это всегда небрежно отвечают: книжки писать - талант нужен, а я же просто слушаю, да и вообще ленива..

но про эту особенность стоит задуматься всерьез. да и о том, чтобы писать о ней. в сущности, все встречи в этом мире неслучайны и не проходят для нас даром, незамеченными. то есть, может быть, для кого-то и проходят, но если ты вслушиваешься в истории людей, то как бы забираешь частичку с собой, и закрывая дверь такси, выходя из поезда, в последний раз закрывая дверь квартиры некогда любимого тобой человека - ты навсегда уносишь с собой ту часть человеческой личности, что успел узнать за короткое или не очень время, услышать, почувствовать.

я очень люблю слушать людей (хотя и не всегда умею), даже вот совсем странных и случайных встречных. просто за почти 23 года моей жизни (это много или мало?) у меня сложилось ощущение, что каждый человек - это история, и как правило не рассказанная, никем еще не услышанная, а потому еще более интересная! даже так - почти каждый человек, это книга, еще не прочитанная и даже не написанная. но разве книга, которой вы не читали и видели лишь обложку, не интересна? считать так, как минимум, глупо.

пожалуй, эти истории - про танго ночью в маленьком немецком городке, про армянского художника и серба в Париже, про наемника на Донбассе, про таксиста-еврея в Питере, про разговоры о Боге и падение стены на ярмарке в Берлине с немцем-наполовину поляком - пожалуй, их все стоит куда более внимательно записывать. не коллекционирования ради, а памяти для. ведь все они, эти истории и встречи - и есть моя жизнь.

не помню, где я увидела эту прекрасную фразу: История моей жизни, это истории всех людей, которых я знала. и поэтому вы, дорогие мои встречные, говорите, говорите, я записываю, я живу вами, люблю вас: случайных и предназначенных, важных и не очень, даривших мне улыбки и счастье, непонимание и обиды. я запишу ваши истории, чтобы вы все навсегда остались со мной. потому что они и вы теперь такая же неотъемлемая часть меня, как я сама.

Петербург-Москва

Нежная моя земля, как ты непостижимо сегодня прекрасна, объятая ранним апрельский солнцем, но еще скованная весенним морозным. Ели в Купчино пробегают такие радостно украшенные изморозью,  старое кладбище будто посыпано серебом сахарной пудры. А дальше - поезд набирает скорость, и надменные сосны пролетают сотня за сотней, а разодетые снегом тонкие березки, как застенчивые 17 летние девушки льнут к трещинке железнодорожного пути - векового, неизбежного, как сама Россия.

Разве можно в такое утро плакать? Разве можно даже на секунду поверить в то, что смерть возможна? Ведь там - в Петербурге - разукрашенные рассветным румянцем каналы; восходящее солнце беспощадно скользит по замшевым фасадам и золоченым церквям, по дворцам и набережным, по грязным дворам и коммуналкам; по человеческим грехам, порокам и страданиям, смывая с них всю
черноту и даря на пару часов свежесть и невинность этого утра после бури, когда звенящие снежные цветы кружат над мостовой.. но скорее для добавления прелести этому утру, чем снега

А там - в Москве - все снова вовсю бежит и, спотыкаясь, несется к новому дню, новым печалям и радостям, поражениям и победам.. и вот уже небо за окнами поезда все ярче синее, поля и ели, скиньте таинственный то ли зимний, то ли вековой наряд, шагайте увереннее и бескомпромисней, сгорайте в костре бессмысленной борьбы с вечными как Россия левиафанами!

Но даже это не отменяет таинства сегодняшнего утра - его веры и обещания жизни, новизны и чуда. И даже бездомный на московском вокзале, провожая глазами сапсан, верит: как-то оно все иначе будет, непременно лучше

любите ли вы Шуберта?

несмотря на долгие годы музыкальной школы, у меня совсем плохо с композиторами и их композициями... так, до сего дня я ни в жизнь не смогла бы распознать Шуберта от Шумана.. и более того, была уверена, что жила в Бонне в доме с окнами на усадьбу, в которой умер Франц. а на деле, в ней скончался Роберт. но сегодня - слава богам - я услышала, как звучит Шуберт, и поняла, как звучит весь мой февраль.

Трио для скрипки, виолончели и фортепиано си-бемоль мажор звучит как чистое звенящее всеобъемлющее счастье. иногда ты, кажется, затаил дыхание, чтобы не спугнуть, чтобы ощутить этот звенящий столб света и музыки каждой клеточкой. удивительное дело, почти такое же чувство я испытываю, смотря тебе в глаза.. так же боюсь, и так же задыхаюсь от почти осязаемого счастья.

знаешь ли ты, что в них - в глазах твоих - отражаются горы? не уверена, что так вообще бывает.. но сама-то я видела!

а еще слышала у Шуберта: Hast du mein Herz zu warmer Lieb' entzunden, Hast mich in eine bessere Welt entrückt...

штормовое предупреждение

бывают такие дни - на грани, на разломе, незабываемые, судьбоносные: все в эти дни сказанное - сбывается, потому как слова подхватывает вихрь сбитой энергии возмущенного космоса и уносит прямо по адресу. в эти дни нельзя говорить грубо - произносить (а лучше и не думать даже) страшного. и надо бы вести себя поосторожнее с желаниями. они тоже сбудутся, но лишь в произнесенном и прочувствованном в такие моменты фасоне. а не надо полагать, что нас самих не растаскивает в такие неспокойные - штормящие дни.
мы не знаем (или например, не обращаем внимания) на эти дни, и на последствия всего в них сказанного, сделанного, а они огромны - иногда катастрофичны.
я точно помню один из таких - я живу, и иногда благодарю Космос, а иногда и страдаю за его последствия. я помню странное утро (вот это неожиданное утреннее чудо, что рубашка, облитая алым вином вчерашним вечером, выстиралась и как будто бы отгладилась (не пытайтесь говорить мне про материалы - такой ровной как в тот день она после стирки не была ни разу: говорю же, Шторм), а вот колготы были, напротив рваные, всем своим видом выдававшие наблюдателям моменты веселья накануне, да и в целом одежда была не по погоде и не обстоятельствам: серое (выполненное по всем канонам максимально безысходного - эдакая Москва-80, когда все иностранцы отчалили). как назло еще ехала я сквозь эту безысходность не под землей - где всегда все ровно, свет электрический отчаянный, а на автобусе: медленно и мучительно пропуская серость через каждую клетку себя. я приехала на работу, и отработала коротенькую смену (купив новые колготки, конечно, но юбку длиннее я где взяла бы?), а это было воскресенье, и затем, встретившись с подругой, и съев, кажется, первую какую-то еду за день, и выпив некоего алкогольного (и меня сразу унесло в космический водоворот), я стукнула ладонью по столу и пожелала…
все у меня хорошо теперь с работой, все сбылось. все так, как я хотела. я же тогда, стучав по столу, не загадывала себе вечного счастья.. так что нечего уж. а в подтверждение, что дни тогда были грозовые, недобрые, определяющие назову лишь дату - вечер накануне был 1 марта 2014 года. "а завтра была война", как мы все знаем. теплый весенний субботний вечер сменился жутким холодом и бредом наутро (а может, на годы?).. помысленные кем-то (а может, и многими) желания потихонечку толкают в пропасть одну страну, а вторую уже погрузили в хаос. Все желания тех неспокойных дней сбылись, но от одного иногда сводит зубы, а от другого - продолжают гибнуть люди.
будьте аккуратнее со страстями: слушайте, думайте. но предупреждение ли это против того, чтобы прекращать желать? нет, конечно

Проходит время, мы не идем по кругу..

Пока болела недели две назад разбирала всяческие записи. Удивительным образом именно 19 января 2014г. а блокноте обнаружилась страничка годичной давности, т.е. та, что была исписана 19 и 20 января 2013г. Для пущего эффекту она, конечно, должна была быть опубликована 20-го же 2014г. Однако с интернетами  у меня беспросветные трудности, и потому вот она, эта запись. Публикую ее с мыслями о течении жизни и изменчивости человеческой натуры. А также с оставшимся непониманием того, что же нужно человеку для счастью. И что же нужно для этого самого счастья мне самой.

20 января 2013 года --- Гамбург
через Мюнстер, Бремен, Оснабрюк до Алтоны и обратно - не куря, но задыхаясь свежестью воздуха и одиночеством
через заснеженные поля все ближе в северу моей нежной Германии, летя сломя голову, торопясь, словно опаздываю на встречу на Эльбе, на белом мутном утреннем экспрессе
размешивая дни и ночь десятком чашек эспрессо, обжигая руки, промерзшие до красноты, словно деловитые дремлющие по пояс в воде кварталы красного города
согревая нечувствительные к ветру и впечатлениям внутренности амаретто в бумажном стаканчике
разбивая ноги о брусчатку вольного города, а голову - о равнодушие прекрасных холодных и равновесных немцев
закапываясь поглубже в плед, будучи единственным посетителем кафе на пустынном январском пляже
придвигая там же поближе керосиновую лампу, чтобы лучше видеть туманные перспективы и разрушенную войною церковь
попирая ногами плиты концлагеря и золотые плиточки перед домами его жертв
собирая по крупицам разорванную бессонyую ночь на Реепербане : алюминиевые Битлы живы и играют в такт укутанным в меха проституткам и полицейским, одетым в настроение проституткам же и пьяницам под стать
спеша свежим утром через еврейское кладбище на пристань - рынок, рыба, чайки, рыбы, фрукты, снова обжигаясь то ли амаретто, то ли глинтвейном
музеи ложатся столетней пылью на заспанную голову, чашка кофе и вот уже поезд тронулся
как странно устроен человек и его желания
мечты противоречат не реальности, но собственным намерениям

Есть такая профессия...

учитель. И должен учитель учить свои подопечных доброму, умному, вечному, литератураматематикафизика - следуют. У меня из ранней школы - был такой один учитель - музыки. И дело, как вы понимаете, не в мендельсоновских концертинах. У меня в высшей школе - последней самой - таких было двое. И не в одной словесности дело.

Неловко владею родным языком - не могу выразить странное всепоглощающее чувство. Но точно - через года буду помнить эти волнительные экзамены, лекции, и никогда не прощу себе - пропущенные; все эти книги, которые бы никогда не открыла по недоразумению, но надломившие что-то необратимо после; все невпопад сказанные фразы (мои) и ..

и рассыпаются буквы и не складываются слова в предложения, столько недочитанных книг требуют еще прочтения. спасибо - слишком малое слово, единственное возможное - не расплескать слова услышанные, склониться в вечном поклоне благодарности

Вместо правды...

... Прощание.

--- Черт возьми, знал бы ты, как мне не хочется обратно... в Москву.

- Да, там холодно и ..

--- Да нет же, дело не в этом. Холодно, грязно - это все не то. Не Хочется без всяких на то причин. до тошноты, до боли под левой лопаткой, как при заболеваниях сердца, знаешь?

- А здесь, здесь бы ты хотела остаться?

--- Нет. И здесь бы не хотела. Здесь я уже просто не могу оставаться. И даже не потому, что должна ехать, но и не потому, что не хочу... просто не могу, понимаешь?

- Куда же ты хочешь?

--- Не знаю. В небо, сейчас только в небо. Взлететь и не приземляться, нигде на земле...
     Ну, я пойду  - посадка заканчивается. Пока.

- До встречи?

--- Просто пока.

вместо послесловия: самолет, выполняющий рейс по маршруту DUS - VKO после вторичного захода на посадку, упал за пределы взлетно-посадочной полосы. Среди возможных причин авиакатастрофы представители Росавиации называют метеоусловия, ошибку пилотов. СК возбудил уголовное дело по факту гибели 138 пассажиров. Выживших в авиакатастрофе - нет.